Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

(no subject)

А есть еще кто-нибудь, как я, кто всегда-всегда-всегда путает адажио из "Лебединого озера" с темой Букли (Хедвига) из "Гарри Поттера".

Так как за все приходится платить, то за мой могучий (как я полагаю) интеллект и прочие несравненные размышлятельные и читательные способности, мною было при рождении уплачено
а) тотальным кретинизмом пространственного восприятия
б) локальным ядерным взрывом в сфере музыкального воспрития. 

Мой учитель рисования некогда прямо воспарил посреди мастерской, когда выяснил что я все окружающее, в общем, воспринимаю в обратной перспективе, но я к тому времени уже привыкла к закладывающим виражи под потолком преподавателям музыки, поэтому не особенно удивилась. 

Но жить с этими пороками мне в принципе удобно, ибо слепой редко страдает от отсутствия розового цвета в своем житейском меню.
Я даже умею иногда получать удовольствие от музыки - ну, как я ее понимаю, и охотно пою. И рисую - как получится, часто получая похвалы за оригинальность от добросердечных людей.

А с Буклей и Лебедем я-таки разобралась. Я их до сих пор путаю. Но при этом если Буклю я кое-как, фальшиво но могу узнаваемо напеть, то адажио Чайковского я напеть никак не могу, мой мозг тут теряет связь с воспроизводящим аппаратом и отказывается давать нужные сигналы .

Та-да-да-да-да, дадам....

(no subject)

Были тут легкие иллюзии, что талибан (запр.в Ро бяки-бяки) 2021 - это совсем другое, нежели талибы девяностых. Гораздо более цивилизованное, продвинутое, гуманистическое и просвещенное.

Я к этим вербализированным мечтаниям относилась с прохладцей. Воронка религиозной экзальтации - штука изменчивая только в плане расширения, а для сужения ей требуются века, века и поколения. А уж отказы от табу даются в таком случае особенно плохо.

Человек любит рамки и ограничения. Человек цивилизованный любит их особенно сильно. Если вы думаете, что у вас намного меньше рамок, чем у бородатого пуштуна, вы ошибаетесь, он во многом куда свободнее вас. Дома у себя, скажем, он царь, а не верный раб опеки, школы и женских прав. И может сколько угодно сморкаться в занавеску, если вы понимаете о чем я. 

Но, тем не менее, повторюсь -табу, сакральные запреты и мистические традиции - они куда живучее тараканов. 

Я сама до сих пор по дереву стучу, что вы хотите. Да, я делаю это в шутку , машинально, то есть, совсем на автомате - но делаю. И на дорожку у нас в семье всегда присаживаются. Под это даже подведена логическая база - типа, пока все сидят и молчат, как раз и вспомнится- о чем таком важном мы забыли и достал ли кто-нибудь паспорта из морозилки?!

Collapse )

(no subject)

Опять у нас общественность в терминах путается. По сети сейчас гуляет гневное воззвание,рассказывающее, как профессор консерваториии одной студентке сперва по телефону предлагал про сталинские времена  плохого в курсовой не писать, а потом на экзамене поинтересовался - какой она национальности, что так плохо русский язык разумеет.
Имя-отчество профессора прилагается, предлагается всем писать на него доносы в Минкульт и ректору, бойкотировать и всячески иначе курощать. 

И многие комментаторы ругают профессора фашистом и обещают ему всякого неприятного.
Но хочу сообщить - произошла чудовищная ошибка!

Максимум в чем можно хоть как-то заподозрить профессора из данных сведений - это в легком нацизме. 

А фашизм - это  другое. Это требование единомыслия, преследование за слова и взгляды, увольнения по идеологическим причинам, доносы по голословным обвинениям - суть фашизма в единстве, одинаковости и общей связке.  

То есть,  фашистские идеи тут как раз пропагандируют уважаемые комментаторы, вполне по-сталински требующие доносов, увольнений и чистки рядов.

(no subject)

Pixabay
Pixabay


Звонит приятель, которому сделали небольшую, но неотложную операцию на деликатном, чрезвычайно деликатном органе.

Я, вкладывая в голос всю мягкость, всю женскую заботу о ближнем своем, спрашиваю

- И как мы сейчас себя чувствуем?

- Мы? Да зашибись! Великолепно!

- Правда?

- Ага. Как в песне про оленя.

- Какой песне? Про какого оленя?

- Ну как же. "Скачи, лесной олень, по моему хотенью...."

- И при чем... ох ты, тьфу ж на тебя! Гад ты все-таки! Нет, не гад, а? Вашими циничными шуточками испортить такую песню моего детства! Как я теперь ее слушать буду? У меня, может, раньше всегда слезы наворачивались, когда я ее слышала.

- Так и у меня наворачиваются! Как только анестезия отошла - так и наворачиваются!

И вспомнилось мне, как мы с моей подругой Маришей навещали в больнице нашего общего доброго знакомого - исключительного красавца, успешного бизнесмена и крутого спортсмена, в которого все мы были молча и почтительно влюблены по определению. Красавцу только что удалили геморроидальный узел - как то нередко происходит со спортсменами, имеющими дело с тяжелыми грузами. Он в шелковом халате возлежал в роскошной одноместной палате больницы при Администрации Президента, и дышать тут от букетов роз и прочих кактусов, присланных поклонницами, было трудновато.

Говорили мы, разумеется, о чем угодно, только не о геморрое. Но в какой -то момент нашей беседы парень поднялся, слегка морщась, извинился и направился в ванную.

- Надеюсь, что будет мальчик !- заорала Мариша в закрывшуюся дверь.

Collapse )

(no subject)

Декамерон.  День одиннадцатый - как я во дворе интересно гуляла. 

Ну, вот мы и дожили до этого оксюморона "одиннадцатый день десятидневника". Перешагнув этот рубеж здравого смысла, продолжаем. 

Мне было двенадцать лет и наступало лето - школа кончилась и скоро меня должны были отправить в Евпаторию, в пионерский лагерь, а пока можно было поваландаться без дела во дворе  - совершенно пустынном на предмет моих ровесников, ибо все уже разъехались по дачам и прочим местам детских летних ссылок. 

Двор был невелик, завален и застроен всяким мусором, но я там Играла. Расчистила круг среди осыпавшегося фундамента, принесла туда стул без сиденья и мятый чайник - это был типа дом, а вокруг дома происходили всякие интересные события, которые придумывались на ходу - в конце концов все пришло к тому,  что нужно срочно начертить классики , чтобы спастись от каких-то занудных чудовищ, которых классики убивают на месте,  как атомная бомба.  

Collapse )

Много-много лет назад, когда Майкл Джексон был еще живехонек и только отфыркивался от первой волны…

(no subject)

Официально это, конечно, считается работой, но не покидает меня ощущение, что на самом деле я учусь в очень странном университете – причем на всех факультетах сразу.

То есть, если сегодня я со всем усердием изучаю пищевой цикл и репродуктивную стратегию коловраток, то завтра мне нужно будет написать объемный реферат о ритуалах секты молокан-телешей, изредка прерываясь на то, чтобы внести правки в статью о биметаллизме.


Говорят, что некоторые журналисты умеют забывать.
Я не умею. Я помню каждое чертово слово каждой из миллиона своих статей, написанных про всё, что существует, существовало или могло бы существовать, да не сложилось в этой Вселенной.

Разговаривать со мной, конечно, совершенно невозможно, потому что я знаю ВСЕ вообще и лишь высочайшим напряжением воли заставляю себя молчать. Иногда. Например, чтобы собеседнику хватило времени и воздуха на то, чтобы сказать «Э…»
Спектр моих познаний настолько широк, что иногда мне хочется завернуться в него, как в простыню, уползти под кровать и дрожать там от всеведения.


Но я сразу сказала, еще когда выходила на работу
« Ребят, все что угодно – экономика, история, живопись, религия, политика, химия, биология, астрономия, этнография, антропология, нумизматика и смешные рассказы про зверюшек.Но есть три вещи, в которых я ни в зуб ногой и предпочитаю, чтобы это статус-кво сохранялось.
Математика ( во всех видах, включая программирование), техника (любая) и музыка ( то есть, я могу, но вы сами не захотите).»
Я храню свою девственность в этих областях знаний строже, чем сектантка из скопцов, непримиримее, чем коловратка. Это уголок живительного мрака незнания, в который я могу нырнуть измученным мозгом и восхититься непознаваемости бытия.

И именно на эти три темы со мной предпочитает общаться мой сын, когда со словами «можно на минутку?» он вечерами просовывается в кабинет, волоча за собой гитару, планшет или таблицу логарифмов.
Мне кажется, он делает это специально.

(no subject)

Ладно, воспоминания, так воспоминания. Не о политике же нашей нынешней сейчас писать – так и сглузду двинуться недолго…
Роль бабушки Саши в моем воспитании была велика. Не то, чтобы она имела возможность следить за моим развитием лично –ибо уезжала она на свой завод к семи часам, а возвращалась обычно затемно, но она давала на мой счет распоряжения, которые выполнялись безукоризненно.
Collapse )