Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Я люблю читать примерно так же, как я люблю дышать. Если я за день не прочитала хотя бы страниц сто - то день не считается, а обычно я проглатываю где-то плюс-минус десять книг в неделю. Правда, почти половина всегда - это перечитываемые книги: некоторые по второму разу, некоторые по десятому, а некоторые - и по сотому.

На вопрос : а зачем читать книги, которые ты и так практически знаешь наизусть, у меня давно заготовлен привычный ответ - а зачем тебе есть жареную курицу, котлеты и морожение, если ты и так их уж много раз ел и вкус наизусть знаешь? Закинулся белково-углеводной смесью в порошках, зажевал витаминными добавками - и живи себе спокойно без этой утомительной возни с готовками, магазинами и немытой посудой.

И как истинный буковковый гурман я сплошь и рядом читаю сразу пару десятков книг - по очереди. С утра за кофе - вот это, там - найдем одно любимое местечко, в этот омут нырнем после обеда...

Поэтому в любом из нескольких браузеров на моем компе вкладок столько, что они выглядят тоненькими цветными полосками - и найти тут что-то весьма затруднтиельно. Как раз только что ныряла во всем этом, разыскивая нужную страницу, и машинально читала первые строчки на страницах. Интересное получалось произведение...

-"-

За свои первые восемь вылетов двадцатилетний Йегер сбил два немецких истребителя. К сожалению, это была не самая безопасная гавань: у обоих была вторая стадия туберкулеза.

Collapse )

(no subject)

Почему писателям иногда трудно? Ну, например, не знаешь, куда и деваться от знакомых, соседей и родственников, которые так и норовят прокрасться в текст.

Сижу за компом, довольно хмыкаю. Леха мимо проходит.

- Чего там у тебя?

- Да пассажик, вроде, ничего так получился. Смотри. "Что сказать вам о новом знакомстве? Его зовут Витя, у него под ногтями - целое Черноземье и он говорит "съездию." Думаю, этого описания достаточно для любого, самого требовательного читателя. П. С. В рамках программы самовоспитания считаю должным указать, что "съездию" он говорит, когда сообщает "я завтра съездию в город и привезу вам новый шпингалет на ворота, старым вы руки себе покалечите".

- А, ты про Олега пишешь?

- Блин, да почему сразу про Олега-то? У Олега ногти -чистые. И никогда я не слышала, чтобы он говорил "съездию". И никаких шпингалетов он никому не покупал!

- Но про Олега же?

- Ну... да... Про Олега.

Трудно быть писателем

(no subject)

В "MAXIM" меня часто просят писать некрологи.  Считается, что у меня это получается тактично и уместно - и весь этот, прости господи, 2020 год я оттачиваю свое мастерство в данном жанре.


Конечно, я соглашаюсь писать некрологи только про тех ученых, актеров, политиков  и писателей, которых я люблю. Но ситуацию это не  улучшает - с куда большим удовольствием я бы бралась за дело, если бы писала про тех, кого я всегда терпеть не могла. 

Тем более некролог - это не место, в котором автору легко, свободно и вдохновенно. Демонстрировать в некрологе  литературные способности -все равно что блистать люрексом на похоронах, хороший некролог должен быть банальным, должен быть штампом, не содержать в себе авторского "Я", даже если вы с ушедшим были близко знакомы. Потом можно писать воспоминания, на здоровье, но в некрологе может быть только один персонаж.


Должно перечислить основные жизненные вехи. Главные достижения. Звания, награды, книги, фильмография. Несколько цитат от сочувствующих.  Никаких спорных моментов, никаких "Черчилль был великим политиком, хотя  бомбардировка Дрездена содержала в себе, не исключено, элементы чрезмерности." Только похвала, в чистом виде - некролог не место для борьбы идеологий, мнений и правд.

Collapse )

Как я кашалота продавала



Как и было обещано - про "Кашалота".

Врать не буду - возможно, "Мартин Иден" попал в мои лапы уже после того, как я решила завоевать мир литературы - настойчивостью, но все же больше похоже на то, что он и стал причиной великого плана. Мне было лет восемь, и замечательное произведение Джека Лондона покорило мое воображение.

Нет, конечно, я и так знала, что буду поэтом и писателем, но теперь стало понятно, что для этого нужно делать. Нужно быть как Мартин - рассылать свои стихи во все газеты и журналы, и в конце концов они сдадутся и начнут тебя печатать. А потом иногда даже платить за это деньги. А потом ты станешь богатым и знаменитым. (То, что Мартин Иден, приобретя все эти блага, тут же покончил с собой, меня не смущало - ну, дурак и слабак, что с него взять. Я бы уж всяко лучше справилась со славой и деньгами, вообще не вопрос).

С прозой я пока решила не связываться, потому что её ужасно долго и скучно писать, а вот стихи - самое то: всего несколько предложений в столбик, а тебе уже ставят памятники. Тем более, я все равно эти стихи уже пишу - ну а теперь возьмусь за дело как следует. И буду писать правильные стихи. Те, которые печатают...

Collapse )

(no subject)

Ребенком я была очень целеустремленным. Уж если этот ребенок куда-то целеустремился, то свернуть его с выбранного пути можно было только при помощи аркана и копья с крючьями, да и то мерой это можно было счесть лишь временной. 

Например, я пару раз в неделю приносила папе стихи на бумажках. Папа стихи читал, а потом на меня орал. Если был в плохом настроении. Если он был в хорошем настроении, то он мило шутил, называя меня ослом-сочинителем и козлом без определенных занятий.  И попутно раздраконивал написанное в пух и прах. Объяснял, почему такому имбецилу, способному лишь рифмовать "вовка-морковка", нужно держаться подальше от письменных принадлежностей, а больше внимания уделять чистке сортиров.  Потому что человек, который переходит от анапеста к амфибрахию по три раза за строфу, уж не говоря о штампах, банальностях и просто отъявленных глупостях, а вот значения этого слова ты вообще не знаешь, но зачем-то его используешь,  и почему у тебя притяжательных местоимений больше, чем блох на паршивой собаке, и  когда ты пишешь  "мою лихую судьбу" - то ты сперва вслух это прочитай! прочитала? Не поняла? Ну, еще раз прочитай. Медленно и с выражением. По слогам! Что, понравилось, глухарь ты мой тугоухенький?...

Collapse )

(no subject)


Когда я училась в богоугодном заведении, именуемом Литературный институт имени Горького, наша наставница Олеся Александровна Николаева, светоч русской христианской поэтической мысли, однажды додумалась до интересного педагогического хода - она решила разбить студентов нашего поэтического курса на пары -и чтобы мы друг другу побыли литературными критиками. Вручаем, значится, оппоненту поэтическое произведение, получаем взамен его продукт внутренней секреции - и выступаем со взаимными критическими очерками на семинаре.

Первый опыт такого оппонирования лично у меня не задался - девушку, анализ творчества которой я с блеском провела, в тот же вечер госпитализировали из общежития на скорой психиатрической - я до сих пор уповаю на то, что мой тонкий юмор , взыскательный вкус и образность выражений послужили лишь спусковым крючком, а проблем у барышни и без меня хватало.

Впрочем, с тех пор я рецензирую и редактирую тексты только тех людей, в железобетонных нервах которых я уверена.

И, кстати, Олеся Александровна тоже явно что-то насчет и меня и своей затеи сообразила и довольно быстро это критиканство отменила. Но еще один раз поучаствовать в этом безобразии мне пришлось - и уж напарника мне Олеся Александровна подобрала - ух! Веслом не перешибешь. Несгибаемый реалист -почвенник. Допустим, его звали Микулой Путятичем.

Collapse )

(no subject)

Феминативы я искренне ненавидела еще задолго до того, как это определение вообще возникло в наших краях. То есть, я не размахивала своей неприязнью. Когда меня называли пловчихой, шахматисткой, студенткой, журналисткой и поэтессой, я покорно отзывалась. Хотя сама о себе всегда говорила «студент» и «журналист». (О том, что я - поэт, я вообще никогда никому не говорила, потому что считала, что это нескромно. Высказывалась, в основном, в духе «ну, так... кропаю поманеньку всяку дрянь». Уничижение паче гордыни.)

Особенно «-ка» раздражало. Я как это «-ка» слышала, всегда хотела заорать «Фролка, служка ваш покорный, челом бьет!» Уменьшительно-уничижительно-ласкательный анамнез этого суффикса раздражал меня всемерно. И вообще, зачем лишний раз сообщать миру какого я пола? Мужской род подразумевает в этом смысле самый широкий спектр вариантов — и меня это вполне устраивало. Вот с фамилией мне повезло -Т.В. Олейник может быть хоть гусаром с метровыми усами, хоть матерью-героиней, хоть медитирующим евнухом.

Однако, повторюсь, я смирялась и с «журналисткой», и с «писательницей», ибо, как я уже говорила, я порой бываю смиренней Урии Хипа, это у меня спорт такой.

Но всему есть свой предел. Вот — фактически реальный диалог, имевший место в моей переписке не так давно, я, правда, перекромсала его немножко. Чтобы никто никого не признал и не обиделся.

Collapse )

(no subject)

С утра проводила ревизию: пыталась выяснить, какая часть тела у меня не болит. По всему выходило, что только волосы и зубы.
- Но, понимаешь, это такая, здоровая боль. - сказала я Алеше.
- Не понимаю. - сказал Алеша.

Я просто вчера примерно соточку приняла. Может, для кого-то это и детский всхлип, курам на смех, а мне соточка далась кроваво.

Не, вспахал-то ее Леха, мотоблоком, но потом же ее нужно граблями разровнять, рядки провести, перегноем рядки присолить, засеять и пролить из леечки.

Мой внутренний фитнес-тренер высказался в том смысле, что лишние пара тысяч взмахов, наклонов и приседаний никому еще не приносили вреда кроме пользы, а бонусом у нас будут еще морковка, зеленый горошек и свекла.

Вот вы когда в спортзале грустно висите на тренажере - вам за это морковь с зеленым горошком полагается? Нет, полагается только утекание абонентской платы с кредитки.

А тут как бы моркови мешка четыре - мелочь, а приятно. Не говоря уже про зеленый горошек, который прекрасен видом, вкусом и ароматом, а излишки можно заморозить и засолить. Потому что те тридцать ведер горошка, которые я ожидаю после таких вот ударных трудов, съесть довольно трудно, даже если взяться за дело с энтузиазмом.

Но как же все болит... откуда мышцы в пятках, а? Про все остальное я уже даже не говорю, но пятки-то могли бы вести себя поприличнее. Сама себя чувствую каретой скорой помощи: при каждом движении - взвываю.

Collapse )

(no subject)

О, давайте и я в "Зулейхогейте" поучаствую. Правда, я оговорюсь сразу, что сериала я не видела,   но зато "Зулейха открывает глаза" Гузель Яхиной прочитала - еще в прошлом году. 

И о самой книге мне мало что есть сказать.    То, что ею восторгается Захар Прилепин,  - это, конечно, очень подозрительно, но в целом  повесть мне показалась вполне приличной, профессиональной, но не моей.

 Я не избегаю этой тематики но, признаться, предпочитаю тут свидетельства очевидцев, которые успели хотя бы подышать тяжелым воздухом этой  эпохи, а любой современный автор, даже плотно работающий с документами, тут обречен лажать в детальках, ощущениях и трактовках. Это вполне нормально для исторической прозы - но тут все дело в том, что описываемый мир для нас в историю как раз-таки не ушел. Недоосмыслился и недорастворился - но по-прежнему живо и болит. Вот когда  он совсем уйдет - объявится новый Толстой, который сумеет понять, разобрать, свести и отлить в бронзе слов - так вот Гузель Яхина  пока с данной миссией не справилась, тут и говорить не о чем.  

Но, в целом, повторюсь, у меня книга протеста не вызвала, но и особого экстаза тоже. Трагическая судьба маленькой татарской женщины на фоне кошмарно-колоритных экспозиций...ну, допустим, можно упрекнуть автора в некоторых спекуляциях на сразу  нескольких горячих темах - но кто из писателей не спекулирует так или иначе? Пожалуй, разве что автор "Охоты на Снарка". 

Collapse )

(no subject)

Иногда меня спрашивают — что у меня в ленте водится и зачем. Рассуждают о гигиене личного пространства и  об этике.  

Я обычно отвечаю, что моя лента - тренажер смирения. (А те, кто хоть раз был у меня дома, те знают, что про гигиену со мной бессмысленно. Да и про этику, в общем, тоже. )

А лента у меня прекрасная и очень разносторонняя, и воспитывающая твердость духа. 

Бывало я прочитаю что-нибудь такое живенькое про фаллоцентричных хреномразей, скажем. Или про то, что капиталистические либерасты нас коронавирусом травят. И рука такая — цоп за клавиатуру и уже хочет указывать гражданам  их правильную ступеньку на эволюционной лестнице.  А я на конечность сурово смотрю, так что она в воздухе повисает и только растерянно пальцами шевелит. 

- Палитра мнений,  -говорю я. - Богатый калейдоскоп суждений.  Давай не будем вмешиваться в цивилизационный процесс, а просто восхищенно понаблюдаем.  

Благодаря мне и моей разносторонней личности на этой странице иногда сталкиваются  существа из параллельных вселенных, не имеющие шанса на встречу в иных условиях.  

Суровые челябинские фермеры - с гламурными геями, радфемки — с ведическими сталинистами, православные пастыри с епископами Макаронного Монстра.  (И это еще я самые мягкие варианты беру, поверьте, бывают и комбинации покошмарнее.)  

Тогда происходят всякие интересные химические реакции. 

Которые мне, как энтомологу человеческих граней, оказываются весьма драгоценны. 

Collapse )