Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

(no subject)

Тут у нас Минкульт запретил прокат верховенского фильма "Искушение". Ожидаемо, конечно - сплошное там надругательство над святынями и неглиже неразнополое - как могло бы вынести подобное наше министерство за культуру, известное своим несравненным целомудрием.

Сработало все это запрещение, разумеется, по принципу "хорошие сапоги, надо брать! " - масса народа кинулось искать-смотреть, что там такого ужасного и недостойного наснимали. Я - не исключение. Меня, впрочем, там другое заинтересовало. Мне было интересно - в трейлерах костер для красоты или героиню действительно приговорили к сожжению?

Потому что всюду торжественно объявляется, что фильм основан на подлинных событиях, на судебных документах по процессу Бенедетты Карлини.

Это была такая настоятельница тосканского монастыря, которая прославилась мошенническими проделками, ересями в духе мистицизма и заодно еще развращением вверенных ее попечению монахинь. Священные видения там, все дела, стигматы своевременные и прочий высокий накал религиозной духовности.

Но дело в том, что Бенедетту никто как бы не сжигал. Это вам не протестантская Германия, там бы могли, но тут же папская, католическая епархия, приличное место. Так что грешную настоятельницу приговорили к церковному покаянию и пожизненному содержанию под стражей в другом монастыре. Тоже весьма сурово, кстати, если бы там были только ересь и шалости с монахинями - могли бы и помягче приговор вынести, но с фальшивыми святыми и пророками тогда весьма активно сражались.

Collapse )

(no subject)

Тут на МЕЛе очередной неистовый критик раздраконивает "Шумный день" - фильм, снятый в 1960 по розовской пьесе, опубликованной за пару лет до того. Ну, как водится, фильм очень токсичный, про токсичные отношения в семье со страшной токсичной матерью во главе. Которая мешает сыну любить дорогую жену Леночку и вообще быть самим собой, манипулируя и обесценивая.


То, что автор колонки - ни в зуб ногой в специфике оттепели 50-х, это подразумевается, так как если бы он в этом зубе побывал хотя бы пяткой, он бы, конечно, такой кавалерийский наскок не сумел себе позволить. Заподозрил бы " а вдруг я не все в этой картине понимаю? А вдруг я настолько не в теме тамошних реалий, что напишу какую-нибудь неловкую и смешную глупость? А вдруг там вся пьеса - не о вещизме и победе духа советских людей над чешскими сервантами, а сплошной эзопов язык, язык, проткнутый цензурой, язык, который зрители-современники считывали моментом и понимали, что речь идет не о сервантах и спекулянтах, а о таких вещах, как трусость во имя любви, подлость во имя благополучия, гуляние по трупам - хотя бы и рыбьим - во имя собственного выживания - и прочих материях, очень близких публике, только что зарывшей под кремлевской стеной кое-кого усатого".Но вот из 21 века все это рассмотреть и уловить довольно трудно, особенно если вместо литературы и истории читать все больше памфлеты про абьюз и газлайтинг.

С другой стороны - сколько таких глупостей сейчас пишется - за каждым автором не набегаешься, объясняя, что чукче, прежде, чем стать писателем, хорошо бы побыть немножко читателем.

Но еще один момент в меловском тексте мне очень в жилу пришелся. Позволю его себе целиком процитировать.

"Одна из первых сцен в фильме — утренний воскресный чай. За столом вся семья плюс неприятный им сосед, которого мама из «показательной» душевной щедрости постоянно приглашает пить чай. Она знает, что её дети с трудом его выносят. Она видит, что это человек грубый, неумный, плохо воспитанный. Но зачем-то при нём заводит разговор о родительском собрании и неидеальной успеваемости младшего сына. Разумеется, сосед влезает в разговор и высказывает откровенно несправедливое, да ещё и унизительное для сына мнение. Мама, молча опустив глаза, слушает. Сын, который пытается постоять за себя, мгновенно получает замечание. Вывод очевиден: маме важно, что подумают о ней люди. Чужой человек, приглашенный на чай, приоритетней своих детей. Его мнение будет выслушано, а сын обязан промолчать."

Особенно мне понравилось "вывод очевиден".

Мама приглашает неприятного соседа на чай, потому что он сосед, а у них - открытый дом. Это такая интеллигентская традиция с вековой историей, тут всем забежавшим соседям, одноклассникам и знакомым предлагают откушать чаю. До сих пор в московских, питерских и прочих вологодских семьях старой закваски это делают непременно. Глупости соседа мама слушает, опустив глаза, потому что гостей обижать не принято. Что бы они ни несли. Младшим детям гораздо сложнее - они еще не умеют как следует собой владеть, позволяют себе гримасы и, в конце концов, даже отпор. И вот тут мама тихо напоминает младшему сыну о долге сдержанности по отношению к старшему и по отношению к гостю.

Современная педагогическая и материнская мысль такого поведения понять и одобрить, конечно, не может. Современная мысль полагает, что за своего ребенка нужно вставать коршуном, львицей и гаубицей, что ребенок всегда прав, а если и не прав, он должен видеть, как родители всегда будут на его стороне.

Но дело том, что мать в фильме исповедовала совсем иную традицию - она выращивала, понимаете ли, леди и джентльменов, судей, господ, хозяев, владык этой жизни. Что для советской действительности в целом, кстати, было не очень характерно, зато было характерно для описанной в пьесе среды.

Не понятно?

Давайте на примере другого произведения поясню - как раз недавно на эту тему с подругой имела дискуссию. Харпер Ли, "Убить пересмешника".

Подруга не готова была понять, как мог умный и бесконечно благородный Аттикус Финч так несправедливо и жестоко поступить со своим сыном Джимом. Аттикус, как мы помним, взялся защищать чернокожего, обвиняемого в изнасиловании, и вызвал эти негодование жителей города. Одна противная старая леди при Джиме отвратительно обругала его отца - мальчик в отместку потом пробрался в ее сад и изувечил все цветы старой леди.

За это отец приказал ему каждый день ходить к старой леди и читать той книги и газеты. И мальчик ходит и читает, пока старая леди изощряется все в новых и новых оскорблениях - кричит, кривляется, говорит мерзейшие вещи. Джим умоляет отца освободить его от этого ужаса - но отец неумолим.

Потом выясняется, что старая леди - при смерти, что ее терзают жуткие раковые боли, и чтение Джима ( и оскорбления) - это ее способ отвлекаться, держаться и все дальше и дальше оттягивать прием морфина, потому что она не хочет умирать наркоманкой. И оскорбяет она мальчишку каждый раз уже в совершенной агонии.

И Джим скорбит, когда старая миссис Дюбоз умирает - привязался потихоньку и даже зауважал.

Современному человеку не всегда легко понять, почему Аттикус так поступил. Но он, видите ли, выращивал своего сына, желая чтобы тот умел общаться с разными людьми и понимать их, умел глядеть на любую ситуацию с разных углов и, самое главное - чтобы он умел управлять своими чувствами, а не позволял им нести себя куда глаза глядят.

Он не хотел , чтобы его сын вырос человеком, в праведном гневе растаптывающим цветы безумных старух, он хотел, чтобы его сын вырос тем, кто в один прекрасный день возьмется защищать несчастную всеми ненавидимую жертву - возьмется, не побоявшись оскорблений, насмешек, презрения и ненависти всего города целиком.

Потому что истинный джентльмен или леди, истинные хозяева жизни не должны биться в истерике и не должны рыдать в депрессии - когда все к тебе несправедливы и жизнь жестока. Недостойно кидаться с кулаками или отвечать криками на оскорбления. А особенно такое поведение не к лицу будущему мужчине, хотя и дочку Аттикус воспитывает абсолютно по тем же канонам - и в конце концов импульсивная и страстная Скаут Финч надевает розовое платьице и идет за тетей Александрой в гостиную - разносить чай с пирожными старым мерзким жабам-сплетницам, разносить с приветливой улыбкой, закованная в непроницаемую розовую броню.

Джимми помогал миссис Дюбоз справиться со страданиями, миссис  Дюбоз помогала Джиму победить его слабость.

И примерно тем же самым и занимается мать семейства в "Шумном дне", прося младшенького вести себя достойно.

Хотя, повторюсь, многим современным матерям и кинокритикам такая концепция не очень понятна.

(no subject)

Леха использует мировой кинематограф в качестве колыбельной. Ставит какой-нибудь фильм, ложится его смотреть,  и через пять минут никакого Лехи тут уже нет, а фильм вынужден сам себя для себя показывать. Не знаю, насколько это комплимент мировому кинематографу, но имеем то, что имеем. 

И, стало быть,я сижу в кабинете, а из спаленки слышны канонада, грохот взрывающихся планет и вопли насилуемых медведей. Это, значит, Леха спит.  Заходить туда и канонаду ликвидировать - совершенно не стоит, так как Леха спит очень чутко. 

Если на экране происходит взятие Константинополя полчищами космических орков, а мне, допустим, срочно потребовалось прокрасться в спальню и отломить пол-таблеточки  пенталгина от головной боли, то я делаю это на цыпочках .  Чтобы дверь не скрипнула - смазать надо петли!  - чтобы не дышать слишком громко, не греметь картонной коробочкой, да я сегодня фактически ниндзя! -  черт! ну почему таблетки всегда упакованы в такую гремящую фольгу?! И Леха уже сидит сусликом на постели и вопрошает, все ли в порядке. 

- Кийя!!! - орут с экрана, вонзаясь железною пятой в чью-то атомную харю.

- Тшшш,- шепчу я -  Все в порядке! Я за таблеткой, я уже уползаю, тшшш-баю-баю!   

Врубаются пулеметы, ржут кони, звездолет сносит верхушку Эвереста. Леха, недовольно бурча, снова откидывается на подушку,  а нарушительница спокойствия неслышно уползает восвояси. 

Collapse )

(no subject)

Уже спрашивала про это - можно еще раз спрошу?
Как это у них вообще получается?

У мамы есть комната, в комнате есть дверь, из-за двери иногда слышно всякое
- Глупый! Я же тебя люблю!
- Купи, пожалуйста, батон хлеба и две бутылки молока.
- Ирина Федоровна, постойте, мне нужно с вами посоветоваться!

И я каждый раз передергиваюсь. голову в плечи вжимаю и шевелю ногами быстро-быстро, чтобы поскорее уйти из зоны неловкости.

Потому что я - не верю. Ни единому звуку, вздоху и писку. Если бы мне таким фальшивым голосом когда-то сказали, что дважды два - четыре, я бы до сих пор не умела считать.

Я не верю, что этому человеку нужно посоветоваться с Ириной Федоровной. У меня вообще есть сомнения в том, что есть какая-то Ирина Федоровна. Вероятнее всего, герой обращается к кремнийорганической форме жизни из соседней галактики, которую он сейчас собирается прищучить при помощи серной кислоты и мясорубки.
В любом случае я бы очень посоветовала Ирине Федоровне кем бы она там ни была - немедленно спасаться бегством.

Откуда эти неестественные артикуляции, дыхание Чейн-Стокса и лживость Сатаны в любом диалоге любого отечественного сериала? Куда делись звукорежиссеры? Какая чумка их выкосила? Откуда набрали всех этих, прости господи, актеров, которые в одном слове мешают северное цоканье с южнорусским хэканьем, не говоря уж о незримом, но мощном присутствии хабаровска в каждой капризно растянутой гласной? Я понимаю, что они так изображают эмоции, но я не понимаю, зачем они это делают. И почему их за это не бьют.

Причем если каким-то чудом мама временно предала отечественное искусство и смотрит что-то иностранное, с дубляжной скороговорочкой кубика в кубе или кураж бомбея - то вообще вопросов никаких. Потому что эти - не играют и не вживаются в роль, а просто легко и свободно шпарят с листа

- Билл, призрак моего папани сказал, что нам нужно взять кварковый бластер и прижарить всех этих жучьих ксеномуравьев!

Верю...

(no subject)

Маме нужно дальше снижать сахар – в том числе и собственными усилиями. С физическими усилиями у нас пока не очень, хотя мама со вздохом и клянется мне по десять раз на дню, что хорошо-хорошо, она не будет лежать просто так, а будет усиленно шевелить пальцами ног. Поэтому я изо всех сил стараюсь подвигнуть маму на усилия интеллектуальные – все-таки мозг в моменты сильной активности тоже очень хорошо потребляет сахара.
В игру «назови столицу страны» мама играть быстро устает. Возможно потому, что она все эти столицы, как назло, знает. Поэтому все время приходится загадывать ей столицу Мадагаскара – эту хотя бы выговаривать утомительно.

Под мое чтение вслух мама засыпает за две с половиной секунды – впрочем, это со всеми так. Мне в свое время даже удалось усыпить нашу железную учительницу математики Ларису Юрьевну, которая отрубилась в момент зачтения мною определения биссектрисы из учебника. Как она потом оправдывалась, у меня «журчащие интонации» - и практика показала, что, видимо, да, - когда я читаю или произношу заученный текст аудитория во-первых быстро перестает понимать смысл произносимого, а во-вторых, начинает кивать в такт и потом падает со стульев.
К счастью, остается волшебная сила киноискусства. Чем лучше себя чувствует мама, тем больше фильмов удается ей скормить. Идем мы, в основном, по советскому кинематографу, так как в западном слишком много разнообразно стрелятельно-двигательной активности, от которой мама утомляется. И, забегая к ней в комнату раз по пять-шесть в час, я неизбежно тоже приобщаюсь.


И вот какое наблюдение у меня получилось. Советский кинематограф представляет нам богатейшую галерею привлекательнейших женских образов на любой вкус. Но если брать образы мужские – то в 9 из 10 случаев мы видим студень. Желеобразный объект. Тряпку половую стандартизированную. Все эти жени лукашины, жоры-гоги, блондины за углом и влюбленные по собственному желанию бароны мюнхгаузены.
Все они ранимы, трепетны, чувствительны и агрессивны, как мышь в стакане. (А в плане ответственности и умения наладить отношения с окружающими – так мышь тут выигрывает всухую). Они превращают в руины жизнь своих близих. Они надираются по любому поводу, устраивают публичные сцены, катаются по полу в истерике и ломают хорошие, целые карандаши побелевшими в костяшках руками. Даже когда они совершают подвиг – это подвиг глуп и слегка противен. Они после долгих терзаний усыновят детей и сядут вместо жены в тюрьму, но они не будут знать, что с этими детьми делать, и изменят жене с первой попавшейся официанткой. Сломать их проще, чем стеклянную балерину с заводским браком ноги и шеи.

Прекрасно понимая причины воцарения этого типажа на экране, я все-таки слегка ошеломлена масштабностью данного феномена. И да, в двух десятках фильмов мне встретился всего один мужской персонаж, в обществе которого лично я могла бы жить спокойно и счастливо, потому что это надежный, мужественный и честный человек без рефлексий и истерик. Не жулик и не мерзавец. Реалист и оптимист. Слава Савве Игнатьичу из Покровских ворот!

(no subject)


Просматриваю тут по долгу службы сериал «Менталист». Аут бене аут нихиль, на мой взгляд. Но так как в этом мире нет ничего совершенного, в том числе и совершенных заунывных тягомотин, то и в указанном сериале есть приятные моменты.
Например, злодеи славянского происхождения.
Долго время моим любимцем был Шурале Орлов. (Как известно, русские вообще обожают давать своим детям имена мелких татарских бесов).
Но звезда Шурале Орлова закатилась во втором сезоне, когда на сцене появилась прекрасная убиенная славянка, тоже с очень распространенным в наших широтах именем: Ундина Копецки.

(no subject)

А вообще да, исторические фильмы для меня обычно –всегда испытание на прочность. Особенно если они относятся к тем двум с половиной периодам, которые я более или менее знаю.
Вот почему я не буду смотреть, например, Анну Каренину в исполнении мадемуазель Найтли?
Потому что я видела уже, что эта очаровательная, (без шуток, это одна из самых красивых женщин мира, на мой взгляд), мадемуазель на пару с тем же режиссером сотворили с «Гордостью и предубеждением».

Кажется, я сдалась на том моменте, когда почтенная семья Беннетов изволила изгонять свинью, забежавшую к ним в гостиную. Я понимаю, что непосвященному зрителю нужно как-то намекнуть, что Беннеты – семья с не самым роскошным доходом в графстве и что моральная обстановка в их доме далека от идеальной, но свинья-то тут причем?

Или, может быть, я сломалась при виде декольтированной Элизы Беннет, прыгающей по лужам во дворе между развешенными на веревках подштанниками?

Или последняя капля упала на темечко, когда я любовалась, как лохматая красавица Элиза, широко открыв пасть, отплясывает джигу на балу – в том же дерюжном платье, в котором она с утра пинала гусей?
Не, я все понимаю. Демократический взгляд и все такое. Но уверяю вас, даже младшая горничная дома Беннетов не стала бы стоять посреди бальной залы, широко открыв рот с целью изобразить милую непосредственность.
Если мы беремся снимать героиню той эпохи, то мы берем актрису, которая умеет
1. Ходить с прямой спиной. И да, сидеть тоже.
2. Держать рот закрытым.
3. Не косолапить.
4. И не морщить лоб. (Тут особый привет Гвинет Пэлтроу, которая в «Эмме» потрясла меня способностью превращать свой милый лобик в рулон гофрокартона).

Ибо девочек, как и мальчиков, отучали от всего этого в приличных семьях начала 19 века – уже к пяти годам намертво. (И в большинстве неприличных – тоже).
Казалось бы, какая мне разница? Мы же как бы имеем дело с художественной реальностью, не так ли? И если режиссеру Джо Райту приспичило усадить миссис Беннет с задранной юбкой на чайный столик во время ужина, чтобы подчеркнуть некоторую развязность ее манер, то почему бы мне не отнестись к этому с пониманием? Как и к тому обстоятельству, что офицер времен Георга III непременно будет носить волосы до пояса, украсив их пышным голубым бантом, изумительно подходящим к красному мундиру?
Но просто вся это ерунда мешает мне сконцентрироваться на каких-либо других возможных достоинствах картины. Вот как будто смотришь фильм про Штирлица, а там все гестаповцы –в кринолинах….Некоторыми вещами трудно , знаете ли, пренебречь.
Кстати, о кринолинах. Я, кажется, вспомнила, на каком месте я сломалась и выключила фильм. На сборах девиц Беннет перед балом. Господин режиссер не удержался и продемонстрировал нам древний сексапил – барышень в корсетах. Очень-очень мило. И кого волнует, что уже в следующем кадре барышни входят в бальную залу, одетые все-таки относительно аутентично описываемому времени – в тонких и легких платьях-шмизах, вошедших в моду после Французской революции. Платьях, под которые ни один корсет впихнуть не удастся ни за какие коврижки.

И я все-таки никогда не пойму – зачем снимать исторические фильмы, если ты не хочешь снимать исторические фильмы? Делайте, как в «Джеке Воробье» – давным давно, на самом краю галактики – и лепите хоть мушки на блошки, хоть корсеты на турнюры, хоть цилиндры к подтяжкам цепляйте.

Не, не пойду я на Анну Каренину. Мне в свое время хватило вида Ольги Лариной, лабающей для Онегина «Ой цветет калина».

Премия «Золотой Джокер MAXIM Jameson 2013»: итоги

Оригинал взят у i_cherski в Премия «Золотой Джокер MAXIM Jameson 2013»: итоги
Вчера 21 марта 2013 года в театре Et Cetera были вручены премии за успехи в области сатиры и юмора «Золотой Джокер 2013" имени журнала MAXIM и виски JAMESON. Прямую трансляцию можно было увидеть на сайте и там же лежит видеоверсия: http://www.maximonline.ru/promo-i-konkursy/_article/zolotoj-dzhoker-raskryvaet-karty/ Чуть позже появятся и нормальные фотографии, а пока что мои любительские.





Collapse )