tataole

Category:

Кое-что о советских детских садах


"В тихий час". Валерий Семенов

На "Меле" опять большая подборка рассказов про ужасы советских детских садов.

Я не спорю. Очень может быть, что они, и правда, были кошмарны. Моя память ничего такого не сохранила, хотя по детским садам и пионерским лагерям я отмотала немалый срок от звонка до звонка: в первый раз меня сдали в ясли года в полтора, когда выяснилось, что сидевшая со мной прабабушка гуглит в интернете "как правильно повеситься". (Если кто не понял, то это шутка, интернета тогда не было, но в общем и целом ситуация описана верно). Первые ясли я помню плохо. Помню, что стою перед девочкой, которая говорит "Я описалась". А я спрашиваю "А зачем"? А девочка плачет. И еще розовый слон какой-то мне мерещится и много пар разноцветных колготок на веревочке вдоль кафельной стены - дальше как отрезало.

А вот детские сады моего трехлетия - уже более отчетливо выплывают из тумана забвения.

Например - солнечный-пресолнечный дощатый коридор, кончающийся распахнутым окном, ведущим в солнце и зелень. На подоконнике стоит аквариум. Я бегу со всех ног по коридору, потому что за мной гонятся. Кто-то большой и кричащий, от которого крайне желательно удрать, потому что так веселее. И я помню, как отталкиваюсь от досок и с хохотом прыгаю в это окно - и полет . И лай, и звон, и крики.

А потом ничего не помню, сведения имею уже из родительских рассказов - итог моего полета: минус аквариум, минус меченосцы и гуппи, чуть не насмерть зашибленная собака, не в добрый час решившая вздремнуть под окном детского садика, и у меня - пожизненный небольшой, но эффектный шрам под левым глазом. Для полета со второго этажа в обнимку с аквариумом, мне кажется, неплохо. А шрам мне придает несколько азиатский вид - но только слева.

Может быть, мне тоже, как рассказчицам из "Мела" надевали тарелку с кашей на голову? Я , думаю, я в принципе была бы не против: в те годы я всем сердцем приветствовала любую движуху и веселье. С другой стороны, зачем бы мне стали ее надевать? Так, вроде, наказывали детей, которые капризничали и плохо кушали, а я метелила все, что не приколочено, и свое, и соседское.

Чтобы я плакала в детском саду, не помню. Часто помню, как плакали воспитательницы. Вот они стоят вчетвером под деревом, задрав головы и плачут.

- Слезай, - плачут они, - пожалуйста, слезь. Ты разобьешься, а нас в тюрьму посадят.

Но я же на дереве не просто так сижу, а принципиально. У нас был "Праздник прощания с детским садом" для подготовительной группы - там девочки плясали какой-то энергичный пасодобль с куклами, а затем торжественно вручали кукол младшим девочкам, как бы показывая, что сами они отринули детские забавы и устремились мыслями к учебе, знаниям и труду, как и положено взрослым барышням, которые осенью пойдут в самую настоящую школу.

В число четырех "маленьких девочек" была отобрана я - так как ребенком я была довольно миловидным, сцены не боялась, а танцевать вовсе и не требовалось - нужно было только выйти на сцену, получить в подарок куклу и этой куклой приветливо помахать родителям подготовишек, рыдающим от умиления в зале.

И все прошло чудесно, я даже ради выступления согласилась, чтобы с утра на меня напялили шелковое платьице в цветочек, каковое платье я искренне держала за предмет унизительный, но ради Искусства можно было расстаться и с шортами. Если не ошибаюсь, вершиной моего позора был огромный белый бант, прицепленный на макушку заколкой-невидимкой - на бант я согласилась уже за кулисами, воспитательница пришпилила его, по ощущениям, прямо к скальпу, но жертвы во имя Искусства....

Впрочем, никакого банта к описываемому моменту давно не было - на дереве я сидела свободная, гордая и лохматая, сжимая под мышкой дареную куклу. Потому что ее, оказывается, надо было вернуть!

Поймите меня правильно, куклы меня вообще не интересовали. Играть я в них не умела, это был просто популярный объект меблировки. Вот вы играли когда-нибудь с дверным косяком? Ну, и с куклами у нас примерно так же выходило - они были слишком громоздки для большинства моих игр, у них не было колесиков, чтобы на них ездить, а их тупоумные мордашки отбивали охоту превращать их, например, в прекрасных Елен, бухарских эмиров или соратников по плаванию на "Кон-Тики". Да из резиновой козы со свистулькой в заднице получалась в миллион раз лучшая Прекрасная Елена, чем из огромной блондинистой куклы Нади с ее торчащими в разные стороны желтыми конечностями! Что хорошего было в Наде, так это то, что у нее откручивался затылок, и можно было снять с проволочки ее круглые голубые глаза - вот для глаз дело находилось. Ими, можно было, например, расплатиться со Смертью, которая отказывалась пустить меня в свой сад - по всем андерсеновским правилам ты вручаешь смерти ( плюшевая собачка Тоби в полотенце) свои ( то есть, надины) глаза, заматываешь лицо шарфом и, слепой, идешь блуждать по саду смерти (между диваном и пианино) отыскивая свое потерянное дитя (кувыркающаяся обезьянка с ключиком на шее). Дитя оказывается будущим ужасным преступником, поэтому ты в нем быстренько разочаровываешься, опять вручаешь его мрачному стражу и получаешь обратно глаза - все по-честному.

Но в целом толку от кукол было немного. Нужна была мне еще одна дурацкая куклища сто лет в обед. И все же попытка изъять у меня честно заработанный подарок - приз, добычу - изначально была обречена не неуспех, так как я заподозрила в происходящем ущемление моих прав. Лазала я быстрее и охотнее любой обезьяны, поэтому вот уже полчаса я сижу на дереве в десяти метрах от земли, абсолютно недостижимая для четырех дам в возрасте и теле. Мы с деревом покачиваемся на ветру, а снизу доносится отчетливый аромат валерьянки.

Пришлось срочно вызывать с работы мою бабушку, которая схватила водителя, заехала в "Детский мир" и триумфально появилась на аллее детского сада, вооруженная самой огромной и самой волосатой куклой, которую только можно было купить тогда в городе Вологде.

При виде такого внушительного аргумента я согласилась спуститься на землю и расстаться со своей изрядно помятой заложницей.

Кукла получила имя Гули, глаза у нее были зеленые и тоже отлично вынимались, и если обвешать ими собачку Тоби, то получался многоокий Аргус как живой.

Я могу вспомнить много иных драматических событий из детского сада. Но все они содержат очень, очень мало элементов насилия над детьми. Разве что очередная воспитательница была уже в состоянии полного отчаяния...

Так что хотелось бы передать уважаемым рассказчицам из "Мела": "Утрите свои слезы, вы отмщены! Я сполна расплатилась с советской системой дошкольного воспитания за ваши обиды!"

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →