December 10th, 2013

(no subject)

Находясь рядом с человеком день за днем, месяц за месяцем, мы почти не замечаем изменений, вносимых в него временем.
Она – все та же тонкая красавица, он - смешливый белозубый богатырь, пышущий силой…
И лишь приехавший издалека друг детства затормозит на пороге, на мгновенье отшатнувшись: «быть не может! Неужели вот эти седые брови и тяжелые брыли, этот тусклый взгляд и одышливые объятья - это они, боги моей юности?!


Увы-увы, но так оно и есть.
Примерно схожие ощущения я испытала, ознакомившись недавно с несколькими новостными программами федеральных телеканалов.
Телевизора у нас дома нет с лета 2001 года. Я его тогда разбила, каюсь, я тогда моложе и лучше, кажется, была.
После чего любые попытки притаранить в дом эту заразу разбивались о баррикаду моей ослиной непреклонности
«Но господа, как можно, у нас ребенок растет!»
В общем, чудовищно далека я была от голубого экрана.



А тут пришлось посмотреть несколько программ. Свежим взглядом фактически неофита. И вот, что я вам скажу.
Когда я била телевизор, в телевизоре было много дерьма. Но то, что там показывают сейчас – не дерьмо. Дерьмо все-таки важный элемент круговорота вещей в природе. Ценное удобрение. Не надо обижать дерьмо.
То, что происходит в нашем телевизоре - это чума.


Человек, похожий на труп самого себя, неестественно сверкая глазами и зубами, нес сказочную ахинею, врал, кривлялся и давал петуха. Он путал даты, имена, хронологию событий, страны и континенты.
Освещали Украину – он наврал про Украину, поржал над салом, намекнул, что украинцы –козлы.
Он обхамил Европу, поплевал на Америку, попугал Азией, почесал наше величие, незаметно шмыгнув носом.
Рассказывая о Скандинавии, заострил внимание на шведской программе для самых маленьких детей, осваивающих для себя волнующую тему туалета. Писи, каки и говорящие попы, несомненно, уместные в шведской программе, очень свежо смотрелись в федеральных новостях.
Вот, какова культура скандинавов, сказали мне.
Человек пугал секспросветом, обвинял запад в растлении младенцев. Рассуждения о растлении младенцев сопровождались кадрами хроники советского голода двадцатых годов – показывали изможденных и полуобнаженных детей на койках Красного Креста.
Человек был явно безумен.
Это были официальные государственные новости.
Вчера я узнала, что этого человека сделали главой нового глобального информагентства моей страны.


Ребят, не думайте, что можно иметь в доме телевизор и сохранить здравый смысл и рассудок. Не получится.
Там к данному моменту сумели выжить только самые чистопородно худшие - самые бездарные, бессовестные и безнадежные.
Не пускайте их к себе в дом - это опаснее, чем притащить туда коробку с холерными вибрионами. Не нужно думать, что вы сможете отфильтровать информацию – не сможете. А еще хуже смогут ваши дети.
К размыванию нормы привыкаешь, профессиональная деформация телезрителя произойдет неизбежно. Вопрос «Что такое хорошо и что такое плохо?» нуждается в постоянном подкреплении этих норм согласием общества. Поселив у себя в доме такой блистательный и болтливый образчик тяжелой формы деменции, вы практически обречены.
Нет, вы, может быть, не станете сами клеймить разлагающийся запад, рвать на грудях нательные кресты и ходить под себя от верноподданнического восторга при виде светлого лика вождя.
Но вы станете спокойно и с пониманием относиться к тому, что это делают другие. А это в чем-то даже еще хуже…

Выкиньте телевизор. Или уроните его на пол, как когда-то я. Он так классно хрустит при проломе и так успокаивающе гаснет навеки!

(no subject)

Мама всегда очень меня не одобряет, когда я рассказываю Гаю Николаевичу все, что я думаю про образовательные и трудовые навыки Гая Николаевича.
Она говорит, что нельзя подтачивать у ребенка уверенность в собственных силах.
-Ему три годика было, он нарисовал картинку, принес тебе, а ты спрашиваешь: «И что это у нас за гадость?»
- Мам…ты эту картинку вообще помнишь?
- Ну и что? Он старался! И вот он теперь вообще не рисует!
- По–моему, человечество от этого только выиграло.
- Вот тебя хвалили!
- Тебя тоже хвалили. Нарисуй курочку.
- У меня просто не оказалось способностей. Но у Гайки папа вообще профессиональный художник, ты тоже прелестно рисуешь…
- А он пошел в бабушку. Мам, если бы он на самом деле любил рисовать, его бы за уши от этого занятия было не оттащить.



Но мама настаивает на том, что уверенность в своих силах и способностях – это очень, очень важно. В то время как я думаю, что за последние десятилетия мы все как-то массово сошли с ума.
Потому что уверенность в своих силах сплошь и рядом бывает крайне неприятной штукой
Вот я опять в этом году – в жюри переводческого конкурса Itrex
Есть там номинация что-то вроде «Юное дарование». Для граждан 18 минус.
И в этом году юные дарования как-то совсем разгулялись – чуть ли не треть работ принадлежит их уверенным перьям.
В основном это – отрывки из школьных упражнений, переведенные гугль-переводчиком.
«Москва есть столицы России. Россия есть самый большой страна в мире. Одна маленькая птичка увидела цветочек и сделала счастье своего дня.»
То есть – тысяча работ, сделанные опытнейшими толмачами серьезнейшие переложения всяких джонов доннов и прочих райнеров-марий, и всё густо пересыпано молодыми дарованиями.
И ни капли сомнений, ни секунды неуверенности в своих силах. Трепещите народы, Аз гряду!


Сломалась я на стихотворении Милна о двух каплях дождя на стекле.
Это было переведено так
«Два типа осадков на виде моего окна.»

Я всхрипнула –и написала организаторам конкурса злобное письмо о том, что если они не уберут юных дарований в какой-нибудь специальный детский угол за колючей проволокой – то это будет последний год моего судейства.
Ибо мозг у меня один, и мне он вовсе не безразличен.